Продолжение истории: ейчанка на Соловках

Продолжение истории: ейчанка  на Соловках

Неслучайные встречи

(Окончание. Начало в № 8

от 24 января 2019 г.)

Чего боятся бесы?

А теперь о другой стороне моего познания Соловков. Признаюсь, что полюбить этот северный край, племя поморов, его традиции мне помогла книга бесстужевки, современницы легендарных исследователей Арктики Георгия Седова и Владимира Русанова, биолога и краеведа Ксении Гемп «Сказ о Беломорье», особенно её глава «Соловки». Вот почему когда монастырский катер «Святитель Николай» через два с половиной часа от карельской Кеми подошёл к бухте Благополучия и многовековая обитель, как праздничный подарок, возникла из лёгкого тумана, я мысленно возрадовалась и тут же как бы удивилась: где на карте моё Азовское море, а где Белое, и где сейчас я?»

На пристани нас уже ждали. Сразу же повели продрогших путников в трапезную. Накормили, обогрели, определили на постой. Послушание будет определено завтра, но если есть желание – просьба помочь убрать в храме.

Вся наша женская группа решила, что предложение – промысел божий, и собралась вместе ровно в назначенный час. Так я узнала из уст нашей наставницы из Питера, что мытьё полов в храме не то, что дома или в школе. Всё по особому чину, с молитвой.

И как тут не вспомнить ещё раз размышление схиигумена Саввы (кстати, он был с Кубани): «Приезжают в монастырь, как на курорт или в санаторий. Хотят, чтобы было уютно на квартире, чтобы хорошо поспать, поесть, чтобы в храме никто не мешал, чтобы спокойно можно было помолиться. А это своего рода прогулка, это не подвиг! Подвиг заключается в стеснении, воздержании». Справедливый и насущный урок.

Мне и моим православным сёстрам из разных уголков страны было дано благословение потрудиться в монастыре во славу Божию. Почти месяц мы были трудниками, познавая в то же время, что «бесы боятся молитвы и креста». И уже дома, раскрыв книгу монахини Никоны (Осиненко) «Соловецкая обитель: история и святыни», ещё раз поблагодарила за разумный совет: «попробуем поучаствовать в нынешней монастырской жизни: проснуться по-монастырски в половине шестого, помолиться на долгих службах, если благословят, – потрудиться. Только будем помнить: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Будем радоваться, если приходится себя утеснить, потерпеть. Значит, по молитвам преподобных Зосимы, Савватия и Германа нам дана возможность стать чуточку чище. Соловки – не место для отдыха».

«Ну и как ты это всё вынесла и зачем?» – в который раз с недоверием допытываются мои некоторые знакомые ейчане. Рассказываю: утренняя служба в Свято-Троицком Зосимо-Савватиевском соборе как зарядка на весь день. Словами трудно передать, что чувствуешь, внимая пению монашествующих, молясь у мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа. А когда в храме звучит Символ Веры, то в любую погоду в окно обязательно заглядывает северное солнышко: «Спасибо, Господи, за всё».

Теперь о послушании. У всех оно разное. Кто-то из женщин работает в гладильне, кто-то моет посуду или туалеты, кто-то из опытных проводит экскурсии. В первый день после скромного, но сытного завтрака, я мою лестницу между этажами трапезных. Одна – бесплатная, для трудников, вторая – для паломников, экскурсантов, но за плату. Форма нашей одежды обычная – длинная юбка или платье, платочек на голове. Мне всё нравится, я многое хочу понять, не оглядываясь на опыт мирской жизни. Вот мы с Павлом из Воронежа под присмотром мирянки Александры чистим не один мешок картошки. Сама она не первый год приезжает в монастырь на работу по приглашению келаря. Заслужила. В братском корпусе хлопотунья, матушка Аполлинария руководит нашим трудом по заготовке овощей для кухни. Другое послушание – подготовка продуктов для трапезной. Хотелось всё сделать хорошо, потому что по-другому и нельзя. И везде я получала бесценный опыт людского общения в святом месте. «Ты, как родная», – не раз говорила мне добрая Александра. Почти все новые знакомые записали мой адрес. Милости просим. Или вот ещё. Когда я не в первый раз мыла трёхэтажную лестницу, то молодой поляк решил вдруг угостить меня монастырским хлебом. Священнослужитель, проходя, обязательно скажет: «Бог в помощь». А вот один взрослый экскурсант, ожидающий на лестнице свою жену, и не подумал пропустить тётку с веником… Смешно. А совет мудрых таков: «Даруй мне, Господи, зрити мое прегрешение».



 

Без памяти

нет совести

Этот постулат выстрадан выдающимся учёным, чьё имя известно на всех континентах, бывшим узником Соловецкого лагеря особого назначения Дмитрием Лихачёвым… «А святые отцы, – пишет архимандрит Порфирий (Шутов), – называют совесть голосом божиим в человеке, бдительным и чутким сторожем его души». В этот раз я с горечью прикоснулась и к той части северной земли, которая пропитана кровью несчётного числа известных и безымянных, расстрелянных, замученных, сгинувших, независимо от класса, сословий, национальностей, вероисповеданий.

Сначала от церкви Новомучеников российских я прошла и проехала в крестном ходе от Архангельска до Лявли, где в лесной тишине деревянные кресты хранят последний шаг и последний вздох перед расстрелом.

Во дворе Соловецкого монастыря на постаменте – большой, навсегда замолкнувший колокол. Это подарок обители одного из императоров. На буквенной вязи искусного творения человеческих рук – следы человеческой ненависти. Красноармейские пули убили и православный голос этого исполина, и жизни десятков тысяч соловецких узников, впрочем, как и другие изощрённые пытки. Больно знать, больно видеть. Приведу лишь несколько документальных примеров принудительных работ (с июня 1820 года, когда на островах был создан лагерь). Он стал предтечей соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). Среди заключённых – государственные деятели, изобретатели, офицеры, священники, художники, писатели, артисты… Отбывал здесь срок и родной дед святейшего патриарха Кирилла.

Соловецкий монастырь с 2013 года издаёт многотомную серию «Воспоминания соловецких узников». Это мемуары людей, переживших жестокие испытания.

«… С одной из расстрельных партий получилась «заминка» в Святых (Пожарных) воротах. Высокий и сильный одноногий профессор баллистики Покровский (как говорят, читавший лекции в Оксфорде) стал бить деревянной ногой конвоиров. Его повалили и пристрелили прямо в Пожарных воротах. Остальные шли безмолвно, как заворожённые. Расстреливали напротив женбарака. Там слышали, понимали, – начались истерики. Могилы были вырыты за день до расстрела. Расстреливали пьяные палачи. Одна пуля – один человек. Многих закопали живыми, слабо присыпав землёй. Утром земля над ямой ещё шевелилась…»

[node:title]

В документальном фильме «Власть соловецкая» Дмитрий Лихачёв рассказал, что некоторых заключённых охрана сбрасывала с вершины Секирной горы к подножию по ступенькам лестницы, предварительно привязав к спине короткое бревно…

Вместе с соседями по экскурсии, еле сдерживая слёзы, боясь оступиться на новых деревянных ступеньках длинной лестницы, я никак не могла понять: что за радость, когда люди убивают людей?



 

Временное

сменилось вечным

В книге «Поющее сердце» великого русского мыслителя Ивана Ильина есть такие строки: «… Что стало бы с нами, людьми, и прежде всего и больше всего, с нами, русскими людьми, если бы не духовное терпение? Как справились бы мы с нашей жизнью и нашими страданиями? Стоит только окинуть взглядом историю России за тысячу лет, и сам собой встаёт вопрос: как мог русский народ справиться с этими несчастьями, с этими лишениями, опасностями, болезнями, с этими испытаниями, войнами и унижениями? Сколь велика была его выносливость, его упорство, его верность и преданность – его великое искусство не падать духом, стоять до конца, строить на развалинах и возрождаться из пепла. И если мы, поздние потомки великих русских «стоятелей» и «терпеливцев», утратили это искусство, то мы должны найти его вновь и восстановить его в себе…»

В 1992 году в протоколе ЮНЕСКО значилось: «Соловецкий комплекс – это замечательный памятник, представляющий собой апогей русской православной стойкости и мужества: выдающийся образец монастырского поселения в суровых условиях Северной Европы, являющийся прекрасным примером веры, целеустремлённости и мужества религиозных общин позднего времени». Памятники Соловецкого архипелага с тех пор включены в список Всемирного наследия. А наместник и игумен Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря архимандрит Порфирий теперь и директор Соловецкого государственного музея-заповедника.

И вот что читаем мы в трудах бывшего узника СЛОНА Бориса Ширяева: «Обновлёнными золотыми ризами оделись обгорелые купола Преображенского Собора, вознеслись в безмерную высь и запели повергнутые на землю колокола. Неземным светом вечного духа засияла поруганная, испепелённая, кровью и слезами омытая пустынь русских святителей, обитель веры и любви. Стоны родили звоны. Страдание – подвиг. Временное сменилось вечным».

[node:title]

У каждого, побывавшего на Соловках, останутся свои впечатления. Мой ненасытный журналистский ум перелопатил в записях и фотографиях ещё немало северных встреч: это и отец Гурий из Мурманска, который в пионерском возрасте собирал яблоки в пригородном ейском совхозе, это интересные познания, почерпнутые в музеях соловецких юнг и морском, это молодёжь из разных стран, путешествующая под девизом «Вместе на планете», это талантливая Ксения с её духовными концертами, переехавшая на большой Соловецкий остров всей семьёй, это традиционный фестиваль бардовской песни и Соловецкая регата, это монах преклонного возраста, выращивающий великолепные цветы, это матушка Ирина с сыном Иваном из церкви за Новым Афоном, это коллега из маленького собственного магазинчика забавных вещиц, писавший в своё время, как и я, историю жизни и творчества архангельских художников Сюхиных…

А каким драгоценным северным сиянием будет гореть в моей памяти история и сегодняшние дни монашеского служения на просторах суровой соловецкой земли. Верность православию, огромное трудолюбие и невероятные успехи, достижения во многих областях жизни, подспорье Родине в трудный час. Разные века, разные громы и молнии, и всё такая же незыблемая вера в то, что Бог – это Любовь.

Запомнятся навсегда и торжественные службы в храме монастыря в дни памяти преподобных Зосимы, Савватия, Германа – «хозяев» Соловков и Собора Соловецких святых – мучеников за веру, которые возглавил Святейший Патриарх московский и Всея Руси Кирилл. И ещё вот эти слова: «Пусть божественный дар, к которому мы прикоснулись все вместе на Соловецких островах, – дар духовного мира, покоя, молитвы, внутренней во Христе свободы – поможет нам, сохранить Богом данное чувство, пронести его по тернистым путям нашей жизни».

«Господи, – говорю я ещё раз, не забывая о пионерском и комсомольском прошлом, – спасибо за всё».

Наталия Малкина.

Ваши объявления

п в с ч п с в
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
 
 
 

Гид по Ейску