Спрашивайте! Мы ответим! Дежурный репортёр

Тайну гибели субмарины хранит океан

Тайну гибели субмарины хранит океан

Ежегодно, с 1996 года, в Российской Федерации 19 марта отмечается День моряка-подводника. Эта дата была выбрана не случайно.

Именно в «шестой день марта» 1906 года (или 19 марта по новому стилю) император Николай II «Высочайше повелеть соизволил… включить в классификацию корабельного состава флота подводные лодки» (выделено мной – авт.), которые до этого числились в классе миноносцев. Например, в мае 1903 года был спущен на воду «Миноносец №150», более известный как первая боевая русская подводная лодка (ПЛ) «Дельфин».

Этот профессиональный праздник отмечают не только те, кто служил или служит в подплаве, но и создатели подводного флота, их родные и близкие, друзья и все те, кто с уважением относится к людям нашей, по-прежнему востребованной профессии. Таких, поверьте, немало и среди ейчан.

В этот День мы всегда вспоминаем подводников, не вернувшихся в родную базу – тех, кто погиб на боевых постах, в отсеках субмарин. О них сегодняшний рассказ.

ПЛ на сеанс связи не вышла…

В этом году, в преддверии Дня моряка-подводника, исполнилось полвека трагедии, разыгравшейся в тихоокеанских глубинах. Тогда, 8 марта 1968 года, в установленное время не было получено плановое радиодонесение (РДО) о проходе контрольного рубежа, обусловленного боевым распоряжением, от дизель-электрической подводной лодки (ДЭПЛ) «К-129» Тихоокеанского флота (ТОФ), которая с 24 февраля находилась на боевой службе. Её командиром был опытнейший подвод­ник того времени капитан 1 ранга Владимир Иванович КОБЗАРЬ, а на борту находились 98 тихоокеанцев.

Не получив и в следующий по графику сеанс связи РДО с подлодки, по флоту была дана команда начать крупномасштабную операцию по её поиску.

Поиски пропавшей субмарины

Несколько десятков подлодок, надводных боевых кораблей, судов морского и рыболовного флота более 70 суток «утюжили» океан в месте предполагаемого нахождения ПЛ. Им помогала морская авиация не только Тихоокеанского, но и Северного флота. Но поиски положительного результата не дали.

Руководство ВМФ СССР посчитало «К-129» «пропавшей без вести», а родным и близким всех членов экипажа были направлены похоронки с записью в графе «Причина смерти»: «Признан умершим». Более того, не было сделано соответствующее официальное заявление о затонувшей подлодке и правительством Советского Союза. Вследствие этого, советский подводный ракетоносец с точки зрения международного права стал своего рода «бесхозным имуществом», чем и не преминули воспользоваться вскоре американцы.

По их версии, первоначально внимание ВМС США привлекла небывалая по размаху и длительности проведения операция советского ТОФ. Выдвинутое их экспертами предположение о гибели советской ПЛ нашло, якобы, подтверждение из анализа шумов, записанных береговыми гидроакустическими станциями американской противолодочной системы «СОСУС». А электронно-вычислительные машины помогли рассчитать координаты места трагедии.

И уже в июле 1968 года туда была направлена атомная подлодка (ПЛА) специального назначения ВМС США «Halibut» («Хэлибат»), специально переоборудованная для поиска боеголовок советских баллистических ракет. Её необитаемые глубоководные аппараты были способны искать на океанском дне на глубине более 5000 м любые предметы, размеры которых «больше канистры».

С помощью этой специальной техники после долгой работы ПЛА и смогла найти «К-129». Было сделано несколько десятков тысяч фотоснимков с изображением советской подлодки и прилегающих участков дна, многие из которых засекречены до сих пор. Но даже на тех из них, которые, благодаря зарубежным журналистам, стали достоянием гласности, можно увидеть многое.

В частности, отчётливо видно продольное отверстие длиной около трех метров сразу за ограждением рубки ПЛ. А также сильно повреждённые кормовая и средняя ракетные шахты, у которых сорваны крышки, а у обеих ракет отсутствуют головные части.

Причины гибели подлодки

Рассматривалось несколько версий этой одной из самых таинственных катастроф подводного флота времён «холодной» войны. Главными из них стали три, а именно: столкновение с иностранной субмариной или надводным кораблем (судном) в подводном (надводном) положении (потому что советских кораблей и ПЛ там не было – авт.) ; провал за предельную глубину из-за того, что экипаж не справился с управлением; взрыв аккумуляторной батареи (АБ) во время её зарядки из-за превышения допустимой концентрации водорода.

Американцы до сих пор настаивают на третьей из них, которую большинство советских и российских специалистов отвергают, считая, что мощности взрыва водорода недостаточно для нарушения герметичности прочного корпуса.

Наиболее правдоподобной, на их взгляд, является версия о столкновении «К-129» с американской ПЛА «Swordfish» («Суордфиш», в переводе – «меч-рыба»), у которой боевая рубка защищена двумя «плавниками», похожими на акульи.

Отсюда, предполагают они, и «рубленая рана» - узкая глубокая пробоина, как от удара огромным топором - на корпусе «К-129». Судя по всему, американская атомарина, следившая за нашей ПЛ, потеряла с ней гидроакустический контакт. А при маневрировании для восстановления контакта и произошло неумышленное столкновение.

В пользу этой версии говорит и следующий факт. Весной 1968 года в иностранных СМИ появились сообщения о том, что в японскую военно-морскую базу (ВМБ) Йокосука зашла ПЛА «Swordfish» со смятым ограждением боевой рубки.

В течение ночи в обстановке секретности ей был произведён ремонт, а утром она покинула базу. Позднее стало известно, что с американских подводников была взята подписка о неразглашении тайны причин происшествия. Более того, после этого случая, как установила наша разведка, «Суордфиш» почти полтора года не выходила в плавание.

Хотя сами американцы и объяснили причиной повреждения ПЛА её столкновение с айсбергом, в это верится с трудом: по мнению специалистов, в такое время года в центральную часть Тихого океана не то что айсберги, а даже крупные льдины не «заплывают».

Подтверждает версию столкновения нашей подлодки – с ПЛ или надводным кораблем ВМС США, которые зафиксировали координаты столкновения и остались целыми – и то, что американцы удивительно оперативно смогли найти «К-129». А ведь это было подобно тому, как искать иголку в стоге сена…

Подъём с пятикилометровой глубины

Найдя и оценив состояние советского ракетоносца, руководство ВМС США выдвинуло идею осуществить её подъём. Уж сильно им хотелось завладеть нашими секретами, которые находились на борту «бесхозной» субмарины: ракетами с ядерными боевыми частями и торпедами (две из них были в ядерном снаряжении – авт.), а также шифрами, кодами, аппаратурой радиосвязи, боевыми документами и т.п.

Для этих целей в обстановке строжайшей секретности было построено специальное судно «Хьюз Гломар Эксплорер», представлявшее собой громадную плавучую платформу водоизмещением свыше 36 000 т, а также уникальная док-камера НСС-1, имевшая раздвигающееся днище и снабжённая гигантскими клещами-захватами, которые напоминали форму корпуса советской ПЛ.

Секретная операция по подъёму затонувшей ПЛ под кодовым названием «Дженифер» (по другим данным – «Азориан») проходила с июля по август 1974 года. Судно «Хьюз Гломар Эксплорер» было замаскировано под шельфового разведчика. При подъёме, как утверждают американцы, «К-129» переломилась, и удалось достать только 1-й, 2-й и часть 3-го отсеков. Хотя в американо-российском телефильме методом компьютерной мультипликации показано, как лодка в момент касания дна раскалывается на три части.

Определённо невозможно сказать, и какие секреты, кроме торпед, стали достоянием США - здесь главной стала дезинформация.

В октябре 1992 года тогдашний директор ЦРУ Роберт Гейтс во время визита в Москву передал Президенту РФ Б.Ельцину материалы, касающиеся гибели «К-129». Была там и цветная киноплёнка, на которой запечатлено перезахоронение в море «по морскому обычаю их страны» тел шести советских подводников (якобы столько и было извлечено из носовых отсеков – авт.)

Память о подводниках

Одна из улиц Рыбачьего, являющегося ныне микрорайоном города Вилючинска (Камчатский край) и местом базирования ПЛ ТОФ, названа именем командира ракетоносца Владимира Кобзаря. В Рыбачьем установлены и памятные мемориальные плиты, на которых нанесены фамилии подводников ПЛ «К-129».

В 1995 году группа кораблей ТОФ (на одном из них была жена старшего помощника командира ПЛ «К-129» капитана 2 ранга Журавина Александра Михайловича – Ирина Георгиевна Журавина) совершила заход в точку гибели нашей подлодки, где были отданы воинские почести погибшим подводникам.

Через 30 лет после трагедии, Указом Президента РФ от 22 октября 1998 года все 98 членов экипажа ПЛ «К-129» были награждены орденами Мужества (посмертно).

8 марта 2018 года на главной площади Вилючинска прошёл митинг в память событий полувековой давности. К мемориалу в честь подводников, погибших при выполнении боевых задач, были возложены цветы и венки.

…Истинная причина гибели ПЛ «К-129» не установлена до сих пор. Но ясно одно: подводники ракетоносца погибли, исполнив до конца свой воинский долг на боевом патрулировании в океане. Вечная им Память и Слава!

Алексей БУГЛАК,

капитан 1 ранга в отставкеветеран-подводник, председатель Ейского отделения Российского военно-исторического общества

Ваши объявления

п в с ч п с в
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 

Гид по Ейску