Против украинских националистов. Семь с половиной лет дрался камышеватец Анатолий Фёдорович Калиниченко на Украине с бандеровцами – почти в два раза больше, чем длилась Великая Отечественная. Партизанская война, тем более затяжная, тяжело сказывается на нервах обеих воюющих сторон. И вначале боец даже просился на фронт, ведь там, по крайней мере, понятно, кто враг.<--break->» src=»/sites/all/modules/wysiwyg/plugins/break/images/spacer.gif» title=»<--break-->«></p>
<p>Повестку из военкомата принесли семнадцатилетнему парню прямо в школу, на большую перемену. Так и ушёл он на фронт, не окончив даже девятый класс: то оккупация доучиться помешала, а теперь пришло время родину защищать.</p>
<p>120-я стрелковая дивизия, в которую попал молодой солдат в конце 1944 года, приняла участие в Львовско-Сандомирской операции, где в окружении оказались несколько немецких дивизий. Наступающие войска ушли вперёд, а Анатолий Калиниченко остался на Украине сначала добивать окружённых немцев, затем – воевать с националистами, которых было полно в окрестных лесах.</p>
<p>За годы службы он повидал многое: лесные схроны и выстрелы в спину, засады, скоротечные схватки, гибель товарищей.  Вспоминает, как запрещено было появляться где-либо в одиночку. Наши бойцы всюду ходили по двое, а лучше – по трое. И никогда не поворачивайся к кому-нибудь из местного населения затылком: большая вероятность получить при этом пулю сзади. Многие погибли так. В качестве примера Анатолий Фёдорович вспоминает случай из собственной практики. Подошли трое бойцов к местному крестьянину. Тот землю пашет. Обыскали его лично, всё его имущество, рядом стоящую бричку осмотрели. Ничего предосудительного не нашли, развернулись и пошли дальше.</p>
<p>А украинец вытаскивает из борозды завёрнутый в тряпицу немецкий автомат и пускает очередь вслед… Такое случалось не раз.</p>
<p>Памятный бой произошёл в день первых послевоенных выборов. Считалось, что в этот день националисты обязательно постараются помешать их провести. Наши части были брошены на охрану избирательных участков, но не везде смогли их уберечь. Сказались самые худшие предположения. Так, избирательный участок, охраняемый Анатолием Калиниченко, во время вражеского обстрела сгорел. Очень сильная группа, состоявшая не только из бандеровцев, но и из недобитых немцев, заняла удобную позицию на холме, среди корпусов недостроенного кирпичного завода. Нашим бойцам пришлось идти на штурм этого укрепления, в ходе которого только полк, где служил Калиниченко, потерял около пятидесяти человек.</p>
<p>Но больше всего Анатолию Фёдоровичу запомнилась такая переделка. Одна из наших частей вела тяжёлый бой с противником. Бойцы, среди которых был и Калиниченко, торопились на выручку. Путь пролегал через лесное болото, по старой гати – шаг в сторону и проваливаешься в трясину. Именно на этой дороге бойцы попали в засаду.</p>
<p>Неожиданно сверху, с деревьев, по ним открыли шквальный огонь бандеровцы. Разбежаться в разные стороны в поисках укрытия не было никакой возможности. Оставалось лишь падать навзничь спиной в зловонную жижу и стрелять в ответ по спрятавшимся в ветвях врагам. Нападение отбили, потеряв многих. В том бою погиб камышеватец Леонид Коптев — сосед Анатолия Фёдоровича, с которым он вместе уходил на фронт. Там же был тяжело ранен, а затем демобилизован ещё один камышеватец, Пётр Шульга.</p>
<p>Так Анатолий Калиниченко воевал до своего увольнения в запас. А оно для него произошло аж в 1951 году! Только тогда он смог вернуться в родную станицу, где живёт и по сей день. А из всех своих наград больше всего гордится скромным нагрудным знаком «Фронтовик».<br />Игорь МАЛАХОВ.<br />Фото автора.</p>

            </div>

            <div class=