Возле многоквартирного дома в Ейске срубили абрикосы: одним хорошо, другие жалеют

Возле многоквартирного дома в Ейске срубили абрикосы: одним хорошо, другие жалеют

А дворник был доволен

«В тот день я от врача вернулась на такси, – рассказывает Лидия Фёдоровна. – И увидела, что напротив нашего подъезда рабочие собирают с земли ветки. А всё, что осталось от абрикосовых деревьев – три пня. Я не сказала никому ни слова – так я была потрясена. Еле дошла до своей квартиры и вызвала «скорую». Давление так подскочило, что меня сразу отвезли в больницу. Но в приёмном покое после того, как мне оказали первую помощь, я от госпитализации отказалась. И меня отпустили под расписку. Не могла я оставаться в больнице. Я должна была узнать, кто и по какому праву уничтожил наши абрикосы. И для этого мне нужно было подать заявление в полицию. А в больницу я поехала на следующий день».

Она пролежала в кардиологии десять дней. На больничной койке вспоминала, как в 2006-м их семья въезжала в этот 129-квартирный дом на улице Красной, 59/3. Мужа тогда перевели на службу в Ейск из затерянного в казахстанских степях Байконура. Как они радовались, что будут жить в таком красивом южном городке! Вокруг дома ещё не убрали строительный мусор, и жильцы дружно выходили на субботники, облагораживали и озеленяли двор. «Душа просила зелени, природы. А возле дома было много места, где мог быть целый фруктовый сад! И муж посадил двадцать саженцев абрикосов – самых солнечных и вкусных фруктов. Мы выхаживали деревца и лет восемь ждали урожая. И уже четыре года, как абрикосы начали плодоносить. Особенно прекрасны были три абрикосовые дерева напротив нашего подъезда. Урожай с них собирал весь дом. Жильцы приходили за сочными плодами с ковшиками, кастрюльками. До сих пор, – Лидия Фёдоровна открывает холодильник, – у меня стоит абрикосовое варенье. А сколько мы компотов выпили! В прошлом году сняли самый богатый урожай. И для живущих в городской многоэтажке это была такая радость…»

Всё, что осталось от плодоносящих абрикосов – три низко спиленных ствола. Я подхожу и трогаю ладонью срезы. Живые, влажные – они как будто плачут… Пенсионерка держится за сердце и достаёт таблетки. Иду поговорить с жильцами подъезда, напротив которого ещё недавно красовались абрикосы… Антонина, хозяйка квартиры на первом этаже, рассказывает, что, увидев из окна, что мужчина с бензопилой подступился к абрикосовому дереву, бросилась к нему: «Прекратите! Что вы делаете!» «Это вы спрашивайте у старшего по дому», – отвечал пильщик. И Антонина с двумя соседками бросилась искать Вячеслава Викторовича Малова. Мужчина перестал спиливать абрикосу и дожидался результата переговоров. Но когда нашли старшего по дому, он сказал, что у него есть заявление на спил этих деревьев. «Никто из нашего подъезда никакого заявления не писал!» – возмутились женщины. «И тогда, – рассказывают, – Малов сказал, что наши абрикосы закрывали от солнца клумбы. Но это неправда! А правда в том, что эти три дерева были нам, пенсионерам, очень дороги. Мы их растили столько лет, ухаживали, белили стволы… Ни у кого из нашего подъезда спилить плодоносящие деревья и в мыслях не было. Нас даже не спросили!» Муж Антонины (старший по подъезду) пояснил, что он опрашивал жильцов, спилить ли орех напротив окон. Но его решили пока не трогать. А про то, чтобы убрать никому не мешавшие и плодоносившие абрикосы даже речи не было. Так или иначе, пильщики «убрали» абрикосы.

Из тех, кого я спрашивала о случившемся, теперь ликует только дворник. От падающих абрикосов, объясняет, грязи не наубираешься. Ему никто за это не доплачивает. Главным аргументом председателя совета дома Вячеслава Викторовича Малова тоже стали падающие абрикосы, которые «собирают мух и создают антисанитарию». «Но вы хотя бы предупредили жильцов, что если они не будут убирать опавшие плоды, деревья спилят», – сказала с сожалением. Но Малов отвечал, что это бесполезно. Пользы «разъяснительной работы» бывший офицер, судя по всему, недооценивает. Хотя его предшественник, вспоминают жильцы, прежде чем что-то сделать, весь дом, бывало, обойдёт и с каждым переговорит.

А Вячеслава Викторовича избрали председателем совета многоквартирного дома (старшим по дому) только в этом году на состоявшемся 6 января общем собрании собственников помещений. В повестку дня было включено и утверждение плана текущего ремонта и услуг по содержанию дома. «Ещё тогда, – сказал мне Малов, – мы вынесли решение о спиле фруктовых деревьев напротив дома». И заявку Малова выполнила 17 марта управляющая компания ООО «Домоуправление № 1».

«А какие конкретно деревья спиливать, мы решали в марте на собрании совета дома, – разъясняет Вячеслав Викторович. – И речь шла не о засохших, а о тех, из-за которых грязь». Так в список подлежащих спилу включили семь деревьев, в том числе и те три абрикосы напротив третьего подъезда. «Из девяти человек за то, чтоб их убрать, голосовали шесть. Двое воздержались, и один был против, – продолжает В. Малов. – Хотя в январе, – напомнил, – речь вообще шла о том, чтобы убрать все фруктовые деревья во дворе. Потому что подметать под ними в обязанности дворника не входит, а жильцы, которые горой стоят за абрикосы, этого не делают. Вот мы и убрали абрикосы у 2-го и 5-го подъездов, иву – у 4-го, вишню и ещё три дерева, из-за которых весь сыр-бор».

Снова и снова Вячеслав Викторович повторяет, что жильцам из 3-го подъезда некого винить, кроме себя самих. Надо было под деревьями мести. Отставной военный, любящий во всём порядок, напирает на то, что все живущие в многоквартирных домах обязаны выполнять волю большинства и, как сказал, «смиряться с принятыми решениями». Ведь совет дома сами же и выбирали.

Трудно с доводами спорить. Военные – люди дисциплинированные и ответственные. И думаю, жильцы многоэтажки сделали не худший выбор, доверив судьбу своего дома бывшему военному. Надеюсь, отставник со временем поймёт, что дела житейские – материя более тонкая, чем армейское сукно. «Приказы» в нашем случае не только всеми обсуждаются, но обсуждение того или другого решения должен организовать сам «главнокомандующий». Он же – председатель совета дома, или старший по дому.

А если уж отставить «лирику», напомню, что после того, как старший по дому обратился по вопросу спила деревьев в УК ООО «Домоуправление № 1», управляющая компания должна была получить в управлении ЖКХ города Ейска так называемый порубочный билет. Это обязательно, прежде чем убрать любое дерево на территории городского поселения. Вот только по вопросу дома на улице Красной, 59/3, туда не обращались.

Но даже если бы порубочный билет и был бы выдан, закон Краснодарского края от 23 апреля 2013 года № 2695-КЗ «Об охране зелёных насаждений в Краснодарском крае» (принят ЗСК 16 апреля 2013 года) вместе с Порядком исчисления платы за проведение компенсационного озеленения при уничтожении зелёных насаждений на территории поселений, городов, округов Краснодарского края предусматривают так называемое компенсационное озеленение. Проще говоря, согласно этому закону взамен уничтоженных деревьев «порубщик» обязан высадить зелёных насаждений вдвое больше по площади и по количеству, если будет делать это в другом месте. Или согласно всё тем же правилам обязан восстановить зелёные насаждения в том же количестве и на той же площади на прежнем месте. Как будет в нашем случае?

Татьяна Шекера

Читайте статьи по темам:

Ваши объявления

п в с ч п с в
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 

Гид по Ейску