Бронепоезд №6 - «Смерть немецким оккупантам»

Бронепоезд №6 - «Смерть немецким оккупантам»

Июль 1941 года. Войска гитлеровской Германии стремительно продвигаются вглубь территории Советского Союза. На Тимашевском железнодорожном узле создаётся отряд народного ополчения, в который добровольно вступило около 600 человек, среди которых 150 женщин.

Среди ополченцев были участники Гражданской войны, воевавшие на бронепоездах: Иван Васильевич Кравченко, Николай Семёнович Легостаев, Александр Григорьевич Власенко, Лука Иванович Симонов, Александр Емельянович Лодатко. Были в ополчении и строители первых бронепоездов: котельщик Василий Ананьевич Плетнёв, участвовавший в постройке бронепоезда «Истребитель буржуазии № 1», и слесарь Ефим Петрович Ефанов, строивший бронепоезд «Коммунист 1».

После окончания рабочего дня у ополченцев проходили занятия по стрелковой и тактической подготовке. Во время перерывов обсуждали положение дел на фронтах,  с интересом слушали рассказы участников Гражданской войны о боевых действиях бронепоездов. Видимо, во время этих бесед и появилась идея строительства бронепоезда. С этим предложением работники Тимашевского транспортного узла и обратились к вышестоящему руководству. Предложение было поддержано руководством Тимашевского отделения и управления Северо-Кавказской железной дороги.

Идею поддержали, но не все

15 октября 1941 года состоялось совещание руководителей всех служб и подразделений Тимашевского транспортного узла. Ход этого совещания вкратце изложен в «Докладной записке о строительстве бронепоезда Тимашевским коллективом железнодорожного узла». В подавляющем большинстве инженерно-технический состав положительно отнёсся к идее строительства бронепоезда. Однако не обошлось и без скептиков. Например, начальник планового отдела А.В. Беспальчев заявил о том, что «...идея строительства бронепоезда является простой игрой. Для такого строительства нужно иметь чертежи, проекты и даже крупного инженера специалиста. У нас же, кроме технического условия, ничего нет. И нам этим заниматься трудно.  Наше дело – обеспечить работу транспорта. И я уверен, что с этой затеи ничего не выйдет. И вы со строительством бронепоезда не справитесь».

Инженерно-техническим составом это заявление было осуждено, как нежелание участвовать в оборонной работе и неверие в инженерно-технические силы и рабочих.

– Ваш взгляд, Александр Васильевич, на строительство бронепоезда не соответствует сегодняшнему периоду времени, – ответил А.В. Беспальчеву инженер В.П. Манжура. – Вы строительство бронепоезда называете затеей. Это – не затея, а реальное осуществление и необходимость обеспечить Красную Армию боевой единицей. И инженерно-технический состав примет все меры к тому, чтобы дать такую единицу...»

На совещании была утверждена комиссия по подготовке строительства бронепоезда, которую возглавили Иван Васильевич Кравченко, Прокофий Иванович Смолянинов и Василий Иванович Черноусов. Комиссии предстояло провести большую подготовительную работу. На П.И. Смолянинова как секретаря парткома  возложили задачу по проведению собраний с рабочими транспортного узла. Необходимо мобилизовать рабочих на это важное дело, ведь бронепоезд предстояло строить в нерабочее время. И.В. Кравченко назначили ответственным за подготовку технической документации на бронепоезд, оборудование строительной площадки, комплектование строительных бригад высококвалифицированными рабочими. В.И. Черноусову поручили обеспечить строительным материалом и подвижным составом бронепоезд и базу поезда.

Инженерно-техническому составу предстояло разработать документацию, сделать расчёты, определить объём работы. В течение двух дней была определена конфигурация паровоза, пулемётных вагонов и артиллерийских площадок.

На собраниях железнодорожники и учащиеся средней школы №  53 (ныне № 19) поддержали строительство бронепоезда.

Вскоре в Тимашевскую пришло письмо за подписью начальника Северо-Кавказской железной дороги Нецветаева (инициалы не известны), в котором предписывалось руководителям всех предприятий СКЖД оказывать помощь в строительстве бронепоезда. Чуть позже пришли письма из краевого исполнительного комитета и командования Азовской флотилии за подписью контр-адмирала С.Г. Горшкова со словами поддержки  строительства бронепоезда. Для железнодорожников эти письма были гарантией того, что в случае необходимости им будет оказана помощь в материалах, вооружении. Так оно и вышло.

Наперекор всем трудностям

Из Староминского депо под оборудование бронёй был передан паровоз серии «Ов-117». Для базы бронепоезда было выделено три крытых четырёхосных и три пассажирских четырёхосных вагона, два крытых двухосных вагона, один двухосный ледник и одна двухосная цистерна.

Для оборудования броневых плит потребовалась сталь. Она была найдена в морских портах Приморско-Ахтарска и Ейска. Сюда морским путём с Украины доставлялось эвакуированное оборудование заводов и фабрик, сырьё и материалы, которые предполагалось отправить вглубь страны. Среди них были и безадресные. Из них по разрешению крайисполкома и управления Кавказской железной дороги и было отобрано и отгружено на станцию Тимашевская необходимое количество листовой и сортовой стали. Металл прибыл на станцию 23 октября 1941 года.

А в первых числах ноября началось строительство бронепоезда. Велось оно в двух цехах. Бронеплощадки и броневагоны оборудовались в вагоноремонтном пункте, а бронепаровоз – в паровозном депо. Каждый цех имел самостоятельное техническое руководство. Бронированием вагонов руководил инженер Федоренко, бронированием паровоза – инженер Леонтьев. Общее техническое руководство осуществлял инженер В.П. Манжура. Начальником строительства бронепоезда был назначен И.В. Кравченко.

Работа по строительству бронепоезда велась в три смены. Очень важно было правильно расставить людей, чтобы от каждого рабочего получить максимальную отдачу. Сложность заключалась в том, что не было проекта бронепоезда, отсутствовали чертежи различных узлов и деталей. На их изготовление потребовалось бы, как отмечал в своей докладной записке И.В. Кравченко, шесть-семь инженеров и 2,5 месяца работы. Времени на изготовление проектной документации у железнодорожников не было. Поэтому разработка деталей узлов бронировки велась непосредственно на рабочих местах. При этом инженерно-технический персонал широко использовал советы кадровых производственников-стахановцев в части обработки деталей на станках и ручным инструментом.

Ощущалась нехватка квалифицированных кадров. Поэтому технические  руководители готовили специалистов в ходе строительства бронепоезда.

С первых же дней строительства оборудование бронепаровоза стало отставать от общего графика строительства. Руководители этого участка начальник депо Г.И. Наклонный и его заместитель Г.А. Пшеничных в связи с занятостью по основному месту работы и по их личной просьбе были освобождены от руководства строительством бронепаровоза. Эта обязанность была возложена на начальника строительства бронепоезда И.В. Кравченко.

Раскрой, резку и рихтовку листовой стали осуществлял котельщик паровозного депо Василий Ананьевич Плетнёв.  Сложной и трудоёмкой была работа по выгибанию отдельных деталей из листовой стали толщиной 10-14 миллиметров. Гнуть толстый металл приходилось вручную с помощью кувалд.

И.В. Кравченко предложил бронировать вагоны и артплощадки не в один слой стали, а в два. Между двумя листами заливали 28-сантиметровый слой железобетона. Такая броня обеспечивала надёжную защиту личного состава от поражения не только ружейным, но и артиллерийским огнём. В то же время эта броня увеличивала нагрузку на ходовую часть вагонов. Её усилили дополнительными рессорными листами. Этой работой руководил слесарь паровозного депо Ефим Петрович Ефанов.

Бетон рабочие замешивали вручную. Вручную и заливали его между металлическими плитами, которые являлись своеобразной опалубкой. Поскольку бетонирование проводилось в тот период, когда уже наступили холода, то, чтобы бетон не замерзал, в полувагонах топились печи. На каждый пулемётный полувагон ушло 25 кубических метров бетона.

Один из четырёхосных крытых вагонов оборудовали под склад боеприпасов, второй – под специальную противоипритную душевую и пищеблок. Третий – под столовую, которая  также служила и Красным уголком.

Три четырёхосных пассажирских вагона были оборудованы для жилья команды, двухосный ледник и двухосный крытый вагон – под вещевые и продовольственные склады. В составе бронепоезда были также цистерна с водой для паровоза и пищеблока, платформа с топливом и две платформы с комплектом запасных частей для ремонта пути. Их оборудованием и комплектацией  занимался начальник дистанции пути Иван Васильевич Попов. За оборудование бронепоезда телефонной связью отвечал начальник дистанции связи Н. Пустовалов.

С вооружением помогли военные

На десятый день строительства предстояло обустроить пулемётные и орудийные амбразуры. Но какие у них должны быть размеры? Неизвестно. Через секретаря крайкома партии т. Селезнёва железнодорожники обратились к командующему Азовской военной флотилией контр-адмиралу С.Г. Горшкову. Уже на следующий день на станцию прибыли два офицера: полковник-артиллерист Чеканов и начальник интендантской службы флотилии (фамилия неизвестна).

Они оказали практическую помощь железнодорожникам и заключили с ними договор, согласно которому флотилия обязуется поставить бронепоезду вооружение, доукомплектовать команду военными специалистами, обеспечить обмундированием и продовольствием.  Железнодорожники взяли на себя обязательство передать построенный бронепоезд Азовской военной флотилии вместе с командой добровольцев.

На следующий день после приезда представителей Азовской военной флотилии в Приморско-Ахтарск за боевым снаряжением была отправлена дрезина во главе с В.И. Черноусовым. Он привёз 45-миллиметровое орудие, один крупнокалиберный пулемёт, три ручных пулемёта, пятнадцать винтовок и комплект боеприпасов к ним. Вскоре из Темрюка  привезли два 76-мм орудия. Их сняли с затопленной в реке Кубань баржи. Два водолаза с помощью плавучего крана погрузили их на автомашины. На это ушли сутки, но трое суток потребовалось, чтобы  по раскисшей дороге доставить орудия из Темрюка.

Когда орудия были доставлены на строительную площадку, встал вопрос: как их разместить? На одну четырёхосную платформу можно установить только два орудия.  Чтобы не строить из-за одного орудия вторую артплатформу, решили установить его на одном из броневагонов. Для этого срезали часть крыши и стен вагона.

В команду набирали добровольцев

Во время строительства формировалась и команда бронепоезда. Заявления о зачислении в команду бронепоезда подали 56 человек. Желающих воевать на бронепоезде было намного больше, но среди добровольцев почти не было людей, имеющих воинские специальности. Поэтому в команду первоначально зачислили только железнодорожников: паровозников, путейцев, кондукторов и т.д. Правда, одного забраковала медицинская комиссия, а на призыв второго разрешение не дал политотдел Северо-Кавказской железной дороги. Командир бронепоезда И.В. Кравченко направил письмо в адрес военного комиссара Тимашевского райвоенкомата. В нём он просил призвать добровольцев П.П. Примакова и В.Н. Токова, а также сообщал, что не прибыли шесть человек, призванных как Тимашевским, так и Минским, Павловским и Ахтарским райвоенкоматами.

Поскольку у многих добровольцев была бронь, И.В. Кравченко, тогда уже командир бронепоезда, и комиссар П.И. Смолянинов обратились в крайком КПСС с просьбой дать разрешение на призыв добровольцев-железнодорожников в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Из крайкома партии пришло «добро».

В первых числах декабря команда бронепоезда была переведена на казарменное положение. А 15 декабря обмундирована в военную морскую форму. К этому времени команда была укомплектована военнослужащими Азовской военной флотилии.

Особо отличились на строительстве бронепоезда начальник строительства И.В. Кравченко, который сутками находился на своём рабочем месте, технический руководитель строительства В.П. Манжура, инженер Н.Д. Леонтьев,  Н.С. Попов, бригадир строительства Т.И. Белоусов, плотник А.В. Чеховской, техник Е.В. Ефанов, слесари В.П. Кокшаров, С.П. Степаненко, И.И. Шульженко, Ф.А. Тавлуй, П.Ф. Кузьменко, Е.П. Ефанов, бетонщики П.Е. Маклаков, И.М. Баран, кузнец А.И. Шульженко, котельщик В.А. Плетнёв, электросварщики Г.Я. Терентьев, Г.О. Сомов, грузчик Т.П. Токарев.

Из цеха – в бой!

28 декабря 1941 года бронепоезд «Смерть немецким оккупантам», такое название ему дали строители, под парами стоял на путях напротив здания политотдела. А 29 декабря грозная боевая единица прибыла на станцию Ахтари, где был принята комиссией штаба Черноморского флота под председательством контр-адмирала С.Г. Горшкова. Командование Азовской флотилии определило местом дислокации бронепоезда станцию Тимашевская. Но пробыли вблизи дома тимашевцы недолго. Уже второго января 1942 года бронепоезд прибыл в Ейск для охраны от фашистской авиации  морского порта и тылов. По приказу штаба Азовской флотилии он должен был нести патрульную службу вдоль побережья Азовского моря на железнодорожном перегоне Ейск-Старощербиновская. Бронепоезд прикрывал движение воинских эшелонов, эвакуацию государственного имущества и населения.

Патрулирование вверенного участка велось круглосуточно. Команда была разделена на две смены, паровозные бригады работали в три. В Ейске располагалась база бронепоезда из девяти вагонов, не защищённых бронёй.

Команде бронепоезда не раз приходилось вступать в схватки с фашистскими стервятниками. Лётчики люфтваффе пытались уничтожить бронепоезд, но машинисты под руководством старшего машиниста Александра Григорьевича Власенко умело выводили боевую единицу из-под бомбовых ударов, а зенитчики успешно отражали все атаки фашистских асов.

Команда понесла потери

Вскоре фашисты обнаружили базу бронепоезда. И 11 февраля 1942 года в 14 часов (в это время сам бронепоезд находился в пяти-шести километрах от Ейска и не смог защитить базу от нападения) вражеские бомбардировщики сбросили свой смертоносный груз на станцию. Бомбы взорвались вблизи вагонов. Осколками они были повреждены. А команда потеряла семь человек убитыми. Погибли младший сержант П.С. Костюков, помощник  машиниста, сержант А.С. Попов, краснофлотцы С.Д. Батехин, А.И. Денисов, Г.Н. Швец, В.Р. Тистрига, И.Е. Невструев. В первую ночь после бомбёжки в госпитале от ран скончались слесарь паровозного депо краснофлотец П.И. Баран, младший сержант машинист паровоза Г.М. Шапарь. Все погибшие были похоронены с воинскими почестями в братской могиле на городском кладбище Ейска. К сожалению, следов захоронения никаких не осталось, поскольку в 80-х годах прошлого столетия это кладбище было закрыто, все памятники демонтированы и вывезены на свалку. Сейчас на том месте – пустырь, на котором городские власти несколько раз пытались высаживать деревья. Но прижились единицы.

Тимашевцы В.И. Черноусов, Г.П. Чмель, Н.С. Легастаев, получившие тяжёлые ранения и контузии, были демобилизованы.

В мае 1942 года командир бронепоезда И.В. Кравченко был переведён на другой участок фронта. Новым командиром был назначен кадровый офицер Черноморского флота П.К. Шурыгин. Но командовал он бронепоездом недолго. Вскоре погиб в одном из боёв. Со второго августа 1942 года командовать бронепоездом стал кадровый военный М.Р. Чечельский, погибший шестого августа под станцией Крымской. Командование принял старший лейтенант Кошелев (инициалы неизвестны).

В ходе летнего наступления немецко-фашистских войск на Северный Кавказ бронепоезд  прибыл на станцию Сосыка, ближе к фронту, где в составе 16-го дивизиона бронепоездов участвовал в оборонительных боях. Отбивая атаки захватчиков с земли и воздуха, команда бронепоезда уничтожила 20 танков противника и более 500 вражеских солдат и офицеров.

6 августа 1942 года бронепоезд № 6 «Смерть немецким оккупантам» прикрывал отход войск и эшелона с эвакуированными  жителями станицы Тимашевской и Тимашевского района. С 18 августа Тимашевский бронепоезд поддерживал огнём части 77-й стрелковой дивизии, оборонявшейся в районе станицы Крымской.

Обороняя Новороссийск

Тимашевский бронепоезд стал первым морским соединением, вступившим  в бой с противником в ходе обороны Новороссийска. С 21 августа он огневой мощью поддерживал 83-ю бригаду морской пехоты (командир полковник М.П. Кравченко, полковой комиссар Ф.В. Монастырский), которая была переброшена на помощь 77-й дивизии. Полученные во время боёв повреждения устраняли новороссийские судоремонтники.

22 августа 1942 года фашисты захватили станицу Нижне-Баканскую и железнодорожную станцию. 31 августа противник оккупировал город Анапа, станицы Анапская, Су-Псех, Раевская. 2-го сентября немцы заняли посёлок Верхне-Баканский и перевал Волчьи ворота.

Тимашевский бронепоезд, бронепоезда № 53 и № 8 «Имени изюмских  рабочих» приняли на станции Тоннельная свой последний бой. Расстреляв по врагу все боеприпасы, бронепоезда № 8 и № 53 были взорваны на железнодорожных путях.

При штурме Новороссийска в районе цементного завода «Пролетарий» фашисты на горе установили пушку, выстрелом из которой прямым попаданием  бронепаровоз был повреждён. Боевая единица уже не смогла передвигаться по железнодорожным путям и превратилась в мишень.

Команда взорвала орудия и боеприпасы, бронепаровоз был сброшен под откос, и отступила с боями в Кабардинку. Часть личного состава ушла в Туапсе, где членов команды распределили по другим воинским подразделениям.

Захватчики пытались поставить бронепоезд на рельсы, отремонтировать его и ввести в состав действующей армии, но у них ничего не получилось. После освобождения Новороссийска с паровоза были сняты бронеплиты, локомотив отремонтировали, и он до 1962 года трудился на станции Ростов-на-Дону. Был списан и, скорее всего, отправился на переплавку.

Иван Васильевич Кравченко за свой ратный труд на фронтах Великой Отечественной войны был награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны первой степени, двумя орденами Красной звезды, пятью медалями.

– Я была маленькой, – рассказывает Анжела Ивановна Власенко, дочь И.В. Кравченко, – и плохо помню начало войны. Но мама рассказывала, что папа сутками не появлялся дома, а проводил всё время на строительной площадке. Летом 1942 года, наверное, ближе к концу июля, к нам пришёл кто-то из руководства Тимашевского транспортного узла и сказал, что наша семья эвакуируется, на сборы даются сутки. Фашисты же не щадили членов семей военнослужащих Красной Армии. Может быть, так было судьбе угодно, но на одной из станций, где остановился наш эшелон, мы увидели папу. Он со своей воинской частью направлялся под Сталинград. Подбежал он к нам, взял каждого ребёнка на руки, а нас четверо было, обнял маму – и в свой эшелон. Увидели мы его уже после войны, когда он приехал  за нами в город Боготол Красноярского края. Жили мы в Прибалтике, где папа проходил воинскую службу. В 1946 году его в звании подполковника по болезни уволили из армии и мы вернулись в Тимашевскую. Работал освобождённым секретарём парткома Тимашевского транспортного узла. Умер 30 января 1957 года.

В музее локомотивного депо станции Тимашевская бронепоезду «Смерть немецким оккупантам» отведено несколько стендов. Здесь фотографии, которые удалось разыскать, членов команды бронепоезда.

– Когда я стала искать информацию о бронепоезде «Смерть немецким оккупантам, – рассказывает председатель совета музея боевой и трудовой славы Тимашевского локомотивного депо Анна Петровна Сычёва, – из членов команды в живых уже никого не осталось. По имевшемуся в наличии списку команды разыскала родственников некоторых членов команды, благодаря которым у нас появились фотографии тех, кто строил и воевал на бронепоезде.

В музее есть уменьшенная модель бронепоезда, сделал которую своими руками машинист тепловоза Сергей Илларионович Солдатенков. И мы имеем представление, как же выглядел построенный тимашевцами бронепоезд. К слову, на территории Кубани в начале войны был построен ещё один бронепоезд новороссийскими рабочими.

По временным рамкам боевой путь тимашевского бронепоезда «Смерть немецким оккупантам» не велик. Но его военная биография пришлась на самый тяжёлый для нашей страны период. Вермахт, имея преимущество в военной технике, вооружении и живой силе, используя неожиданность нападения, быстро и уверенно продвигался вглубь страны Советов. Тимашевские железнодорожники, не имея соответствующего станочного оборудования, менее чем за два с половиной месяца построили  бронепоезд, который внёс  весомую лепту в оборону Кубани, являлся мощной боевой единицей Азовской военной флотилии.

Трудовой и боевой подвиг тимашевских железнодорожников не будет забыт никогда!

Георгий Тимофеев

Ваши объявления

п в с ч п с в
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
 

Гид по Ейску