Спрашивайте! Мы ответим! Дежурный репортёр

Завеса над тайной взрыва линкора "Новороссийск" приоткрыта...

Завеса над тайной взрыва линкора "Новороссийск" приоткрыта...

НОЧНОЙ ВЗРЫВ НА РЕЙДЕ

Об этой крупнейшей послевоенной трагедии, произошедшей в Советском ВМФ с линкором «Новороссийск» ровно 60 лет назад и унесшей жизни более 600 моряков-черноморцев, к сожалению, до сих пор знают немногие. Вероятно потому, что более тридцати лет информация о ней была засекречена.

Впервые о том, что ночью 29 октября 1955 года под флагманом Черноморского флота линкором «Новороссийск», стоявшим на якоре и бочках в Севастопольской бухте, произошёл мощный взрыв, в результате которого менее чем через три часа корабль опрокинулся и затонул, автор этих строк узнал в октябре 1970 года. Тогда нам, трём курсантам-первокурсникам Севастопольского ВВМИУ, которые несли патрульную службу на северной стороне Севастополя, об этом сдержанно поведал начальник патруля - преподаватель одной из кафедр училища капитан 3 ранга А.А.Беркун, назвав главной причиной трагедии подрыв на донной мине, оставшейся с времён войны. Он же и посоветовал нам побывать на Братском кладбище, где были захоронены моряки - «новороссийцы».


Когда в ближайшее увольнение мы с товарищами, сняв бескозырки, подошли к братской могиле, у мемориала в виде 12-метровой фигуры Скорбящего матроса, отлитого из бронзы гребных винтов линкора, стоял седой мичман, который, как оказалось, в составе аварийной партии с крейсера «Керчь»» оказывал помощь экипажу «Новороссийска» в ту роковую ночь. Из его уст мы услышали не только некоторые подробности трагических событий, но и то, что, возможно, линкор погиб в результате диверсии - от рук итальянских подводных диверсантов...

И только в конце 80-х годов прошлого века статьи о трагедии были впервые опубликованы в открытой печати, а затем издано несколько книг, из которых особо следует выделить документальную историческую хронику «Тайна гибели линкора «Новороссийск» Бориса Каржавина.

...Вечером 28 октября, по возвращении с моря ЛК «Новороссийск» встал на левый якорь и бочки №3 в Севастопольской бухте, напротив Госпитальной набережной и правее Инкерманского створа. От кормы линкора до берега было 280 м, глубина в носу 17,4 м, в корме - 16,4 м.

А в 01 ч. 30 мин. на линкоре произошёл взрыв, который был зафиксирован всеми кораблями, стоявшими в Севастопольской бухте, рейдовыми постами и даже за пределами Севастополя - на геофизических станциях Крыма.


Линкор получил пробоину в носовой части днища площадью более 150 кв. м. Перебит киль корабля, пробито днище, второе дно, платформы, три броневые палубы и палуба полубака... В первые минуты погибли более 150 моряков, а всего во время трагедии погибли и умерли в госпитале более 640 как членов экипажа, так и участников спасательной операции с других кораблей.


Число жертв было бы намного меньше, если бы командующий Черноморским флотом вице-адмирал В.А.Пархоменко разрешил удалить с корабля матросов, не задействованных в ликвидации аварии, в их числе - 200 нового пополнения, прибывших на линкор поздно вечером, некоторые из них были ещё в солдатской форме.


Да и сам корабль удалось бы спасти от опрокидывания, дав своевременно команду отбуксировать на ближайшую отмель...

До сих пор выдвигаются различные версии о причинах трагедии. (Прим. В частности, как было установлено, 28 октября 1955 года Главная база ЧФ Севастополь осталась «глуха» и «слепа»: ворота боно-сетевого заграждения были открыты, шумопеленгаторная станция в районе мыса Херсонес какое-то время не работала, гидроакустического наблюдения с кораблей ПЛО не велось. И поэтому проникновение подводных диверсантов на рейд вполне допустимо. - авт.).
 

Но все эти годы ни у кого не появилось сомнения в правильности оценок, данных в докладе Правительственной комиссии в ЦК КПСС и Совет Министров СССР от 17.11.1955 г.: «Политико-моральное состояние личного состава линкора, начиная с момента взрыва и до опрокидывания линкора, было высоким, отличным. Не было и следа растерянности, паники, не было ни одного случая нарушения дисциплины и воинского долга. Наоборот, матросы, старшины и офицеры линкора показывали образцы мужества и героизма. Из почти 1000 матросов и старшин, стоявших в строю на палубе тонущего на их глазах корабля, не нашлось ни одного человека, который сделал бы даже попытку прыгнуть за борт, все они стояли на палубе буквально до тех пор, пока буквально не стали скатываться в воду...».


Среди погибших «новороссийцев» были и уроженцы Краснодарского края, в том числе и наш земляк специалист электротехнического дивизиона электромеханической боевой части (БЧ-5) корабля матрос Беляй Александр Иванович, родившийся и до призыва на флот проживавший в станице Камышеватской Ейского района. В момент взрыва погибли около половины личного состава ЭТД. Но оставшиеся в живых, верные своему долгу, бросились на боевые посты и до последней минуты борьбы за живучесть корабля обеспечивали его электроэнергией.

После неоднократных обращений ветеранов «Новороссийска» в середине 90-х годов в Центральном военно-морском архиве были найдены нереализованные засекреченные наградные листы представленных к орденам и медалям не только всех погибших вместе с линкором моряков, но более ста человек из числа уцелевших при взрыве «новороссийцев», а также отличившихся в ходе спасательных работ водолазов, врачей, моряков аварийных партий с других кораблей.

Но правда восторжествовала: Указом Президента РФ от 5 июля 1999 года за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при спасении экипажа линейного корабля «Новороссийск», 716 человек были награждены орденом Мужества (из них 613 человек - посмертно).

В их числе и матрос А.И.Беляй. Сведений о том, получил ли кто из близких родственников Александра Ивановича его орден, автору найти не удалось.

Думается, было бы правильным в районном и станичном краеведческих музеях иметь экспозиции, рассказывающие о А.И.Беляе и тех, полных драматизма и героизма событиях октября 1955 года.


Ведь именно ему и его товарищам посвящены точные и ёмкие слова на стеле у монумента на Братском кладбище в Севастополе: «Мужественным морякам линкора «Новороссийск», погибшим при исполнении воинского долга 29 октября 1955 года. Любовь к Родине и верность военной присяге были для вас сильнее смерти»

Справка

Линейный корабль «Новороссийск» (название кораблю присвоено 5.03.1949 г.) был построен в Италии и вошёл в строй ВМФ Италии в 1913 году под названием «Джулио Чезаре» («Юлий Цезарь»). После войны линкор был передан СССР в счёт репараций и в феврале 1949 года прибыл в Севастополь. После модернизации в 1955 году имел следующие тактико-технические характеристики: полное водоизмещение - более 29 тыс. т; длина - 182 м, ширина - 28 м, осадка - более 10 м; мощность главных двигателей - 99,5 тыс. л. с.; скорость наибольшая - 28 уз. Экипаж - 1462 чел. ( в том числе 70 офицеров).

Ваши объявления

январь 2018

п в с ч п с в
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 

Гид по Ейску