Спрашивайте! Мы ответим! Дежурный репортёр

О службе в ВМФ рассказал ейчанин генерал-лейтенанта морской авиации ВМФ России Виктор Попов

О службе в ВМФ рассказал ейчанин генерал-лейтенанта морской авиации ВМФ России Виктор Попов

На страже интересов государства
 

Генерал-лейтенанта морской авиации ВМФ России (в запасе) Виктора Попова нередко можно встретить на различных мероприятиях военно-патриотической направленности, проводимых в Ейске и Ейском районе. Генералу есть что рассказать молодёжи, ведь за более чем 36-летний срок службы он был свидетелем и участником многих событий, которые навечно вписаны в историю морской авиации ВМФ России. Накануне профессионального праздника наш корреспондент встретился с Виктором Поповым и попросил ответить на несколько вопросов.


- Виктор Викторович, вы, наверное, как и многие мальчишки в детстве, мечтали стать лётчиком?


- В 60-е годы прошлого столетия интерес у молодёжи к авиации был большой. Военная авиация в те давние годы бурно развивалась, армия получала новые типы самолётов. Вспомним, что в те годы началось активное освоение космического пространства. А кто попадал в космонавты? Как правило, военные лётчики. Поэтому ещё в школе я сделал осознанный выбор и, получив аттестат зрелости, поступил в Оренбургское высшее военное авиационное училище лётчиков. Оно готовило лётчиков для морской авиации ВМФ СССР. После окончания училища меня направили служить на Балтику, можно сказать, в колыбель морской авиации. Ведь именно здесь в далёком 1910 году в структуре военного флота России появились первые аэропланы. Чуть позже флотское начальство отдало предпочтение гидропланам, и к началу Первой мировой войны морская авиация российского императорского флота представляла собой гидроавиацию.


- Но почему же тогда история морской авиации ведёт свою летопись с 1916 года? И в прошлом году в Ейске на базе 859-го центра боевого применения и переучивания лётного состава морской авиации прошёл грандиозный праздник, посвящённый 100-летию морской авиации.


- Но этот вопрос мне довольно сложно дать чёткий ответ, поскольку решение о дате празднования Дня морской авиации принималось командованием флота в прошлом столетии. Думаю, что за отправную точку был взят 1916 год - по той причине, что именно в тот год было введено в действие «Положение о службе морской авиации и воздухоплавания императорского российского флота» и на флотах были сформированы воздушные дивизии, бригады и дивизионы. Сейчас ветераны морской авиации, насколько мне известно, пытаются докопаться до истины и восстановить историческую справедливость.


- И как складывалась служба на Балтике?


- Назначили меня на должность старшего лётчика самолёта ИЛ-28. Надо отметить, что в те годы велась интенсивная лётная подготовка личного состава. Мы отрабатывали различные задачи по повышению обороноспособности Балтийского флота. Вели разведку в нейтральных водах, отслеживали передвижение военных кораблей стран НАТО. Кстати, в разведывательные полёты всегда уходили парами. И проверяли работу систем ПВО стран Варшавского договора. Причём, такие проверки мы проводили на предельно малых высотах, используя складки местности.


Сложность полётов над Балтийским морем заключается в том, что там часто и очень быстро меняются погодные условия. Не раз бывало так, что взлетаем мы с аэродрома, светит солнце, а возвращаемся с задания – всё сплошь затянуто туманом или низкой облачностью. Мне особо в память врезался один из таких полётов. Мы уже подходили к заданной точке, когда поступил приказ возвращаться на аэродром. Приказ выполняем. Подлетаю к аэродрому, руководитель полётами говорит: «Смотри прожектора по-дневному». Днём прожектора светили навстречу заходящим самолётам, обозначая взлётно-посадочную полосу в крайне сложных метеорологических условиях. Подхожу к полосе, ориентируясь по приборам, прошёл дальний привод, ближний, полоса где-то рядом, но я её не вижу, настолько плотным и густым был туман. И когда уже хотел уходить на второй круг, увидел блёклый свет прожекторов, лучи которых вязли в тумане. После посадки на пробеге меня по радио руководитель полетов спрашивает: «Где находишься?» «На взлётно-посадочной полосе», - отвечаю. А ведь у меня тогда ещё не было и допуска к полётам в сложных метеорологических условиях. Но справился с этой задачей в сложной обстановке. Потому что учили нас качественно, без всяких поблажек и скидок. И если в полёте возникала внештатная ситуация, то все действия по выходу из неё выполнялись автоматически, зачастую на подсознательном уровне.


На Балтике я служил с 1973 по 1990 годы. Освоил несколько типов самолётов. Командовал отдельным авиационным полком. В полку из 25 лётчиков 23 – настоящие асы. А в 90-м году переведён на должность заместителя командира морской ракетоносной авиационной дивизии Северного флота. Но прежде прошёл переобучение в центре боевого применения, который находился в городе Николаеве. Освоил самолёт ТУ-22 М3. В зоне ответственности авиации флота находилось воздушное и водное пространство практически всей Арктики. Климатические условия там очень сложные для полётов. В году 250 дней, а то и более - сложные гидрометеорологические условия. Взлетали и садились по приборам, но стоящие перед дивизией задачи выполняли в полном объёме. Но вскоре СССР развалился, и морская авиация, как и все Вооружённые силы России, стала испытывать массу проблем. Именно в 90-е годы прошлого столетия начался развал армии и флота. Была нарушена система подготовки воинских кадров, в том числе и авиационных. Что мы в полной мере испытали на себе в 2000-е годы. Были расформированы многие части и соединения, имевшие славную боевую историю. Материально-техническое обеспечение воинских частей и подразделений свелось к минимуму. Лётчики по шесть и более месяцев не садились за штурвал самолёта, так как не было топлива. Чтобы хоть какая-то часть экипажей не потеряла своей квалификации, мы отбирали лучшие и давали им возможность налётывать хотя бы минимальное количество часов. Словом, в те годы фактически шла борьба за выживание. Но надо отметить, что очень многие офицеры не спасовали перед трудностями и продолжали нести службу.


- В 2002 году вас назначили на должность командующего ВВС Северного флота…


- Круг задач, которые приходилось решать, значительно расширился. Но морская авиация, как и все Вооружённые силы, испытывала множество проблем. Очень многие нововведения, которые продвигало вышестоящее командование, шли не на пользу авиации, армии и флоту. Те, кто был не согласен с этими нововведениями, уходили в отставку.


В последние годы ситуация изменилась в лучшую сторону. Пришло понимание, что дальше отступать нельзя. Смотрите, наша страна возвратилась в Арктику, восстанавливает заброшенные либо создаёт новые военные объекты. Да что далеко ходить. Расположенный в Ейске центр боевого применения и переучивания лётного состава живет полнокровной жизнью. Лётчики повышают своё профессиональное мастерство, полёты осуществляются в соответствии с намеченными планами. Морская авиация ВМФ получает новую авиационную технику, словом - упрочивает своё положение, и вне всякого сомнения, успешно решает стоящие перед ней задачи.


Пользуясь случаем, хочу поздравить морских авиаторов, как несущих службу, так и ветеранов, с профессиональным праздником! И пожелать крепкого здоровья, чистого неба, безаварийных полётов, семейного счастья и благополучия.


Беседовал Георгий Тимофеев.


 

Ваши объявления

Реклама

сентябрь 2017

п в с ч п с в
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

Гид по Ейску

Новости за пределами Ейского района