Спрашивайте! Мы ответим! Дежурный репортёр

«Приазовочка» сплелась с жизнь многих ейчан

«Приазовочка» сплелась с жизнь многих ейчан

В письме, которое прислала в редакцию из Калининграда наша коллега Елена Коноплина, личное настолько тесно переплелось с историей газеты, что разделить невозможно. Да и стоит ли…

«С газетой «Приазовские степи» связана  жизнь многих ейчан старшего поколения, когда печать и радио были единственными источниками новостей.  С «Приазовочкой» тесно связана и жизнь моей семьи, и не одного поколения моих родных. Тем более, что в этой газете  с 1953 по 1960 год работал  мой отец - Александр  Прокопьевич Ворончанин, - пишет Елена Коноплина. – Редактором тогда был Юрий Тарада. Вначале моего отца взяли в редакцию корректором, потом перевели ответственным секретарём. А ещё он писал статьи, рассказы, стихи... Потом наша семья уехала на Чукотку. Вернулись в Ейск в 68-м в связи с тяжёлой болезнью папы. А в 1969-м его не стало.

В пятидесятые газета называлась ''Ейской  правдой''. Типография и редакция тогда располагались в  большом  кирпичном  здании на углу Мира и Карла Либкнехта. Город в то время был  совсем небольшим. По вечерам было принято выходить  «в центр» и гулять парами, компаниями, семьями по улице Ленина. И многие друг друга знали, здоровались... А отца, казалось, знали все. Появится в людном  месте - то и дело раскланивается, отвечает на  приветствия, останавливается обменяться любезностями. Вести себя иначе ему не позволяло воспитание.  Да он и внешне был заметен – военная выправка, хорошие манеры, даже поклоны несколько изысканные. Хотя отец был из простой семьи, сказалось влияние  военного училища, которое окончил в Москве, и окружения столичных  знаменитостей, с какими  свела его судьба. И конечно, не обойти молчанием   его искрящийся  природный юмор. Его постоянные шутки, мгновенная, подчас обескураживающая  реакция на  сетования собеседника, как, впрочем,  и на  собственные». 

До 1953 года Александр Ворончанин был военным, преподавал в  Ейском лётном училище имени Сталина. А по  складу характера  и  пристрастию  к  литературе, к поэзии, он  был  истинно творческим  и от природы щедро одарённым человеком. И где бы Ворончанин ни служил,  всегда  находил возможность  сотрудничать  с местными газетами, журналами. Александр Прокопьевич был корреспондентом  газет ''Советская Абхазия'',  ''Тихоокеанская  звезда'', внештатным корреспондентом  ''Красной звезды'', ''Чукотской правды'', газеты Ейского лётного училища   ''Лётчик-сталинец''. А ещё Ворончанин печатался в журнале ''Молодая  гвардия.'' Рассказывал о людях и событиях, делился воспоминаниями. Писал  очерки, рассказы, повести, фельетоны, басни,  детские  стихи, баллады, песни, частушки…

Александр Прокопьевич был человеком очень открытым и общительным. И где ни появлялся - вокруг собирались  люди,  и в разговор  врывался  хохот.  Из  «денди лондонского» Ворончанин превращался в балагура, который «свой»  для всех. «Для одних он - Сан Прокопыч, для других он - дядя  Саша, - вспоминает дочь Елена. - Кто-то знал его по  лётному училищу, кто-то - по работе в газете,  кто-то - по рыбалке…  Папа легко сходился с людьми любого возраста и  положения. Он всякого умел  разговорить и, главное, умел  слушать. Это был его хлеб,  его духовная  пища. Всю народную  мудрость впитывал в себя,  вникал  в чужие судьбы… И потом в его статьях, рассказах появлялись  яркие герои, выразительные образы».

Александру Ворончанину было о чём рассказать. Он лично знал Аркадия Гайдара, Юрия Нагибина, Михаила Жарова, Михаила Яншина,  Владимира Дружникова, Лялю Чёрную... А скольких военачальников!   И это  лишь  малая  часть известных людей, с какими  он встречался,  работал и служил.  «И обо всём отец рассказывал в картинках, с присущим ему юмором. Но я тогда была девочкой, которой не особо интересны «взрослые» разговоры. И далеко не всё в свои почти что восемьдесят могу вспомнить, - жалеет журналист Елена Коноплина. - Написала вам сейчас лишь о том, что  «засело» в памяти. О том, что слышала и знала  уже в более  зрелом возрасте. Недавно  я нашла вырезку из  газеты «Ейская правда» за 27 января 1959 года, где была опубликована первая песня о Ейске.  Слова  написал мой отец, музыку - известный в то время местный музыкант и композитор Л. Кобзарь.  Сейчас, наверное,  поют о Ейске уже другие песни…»

P.S. Другое время, другая газета, другие песни… Но я со школьных лет запомнила именно её. Почему? Думаю, что в ней самой ответ.

Мы любим наш маленький город –

Частицу кубанской земли,

Для нас он несказанно дорог:

Мужали мы в нём и росли.

Стоит он, красуясь, на взгорье,

Курортный родной городок,

А рядом Азовское море

Раскинуло синий платок.

Припев

Со степною кубанской сторонкой

Нас сроднила судьба на века.

Лейся, песня, раздольно и звонко

В честь любимого городка!

Что год, то становится краше

Зелёный наряд городской.

Гордимся мы городом нашим

И маркой его заводской.

Мы рады, что в Индии где-то,

За далью Памира вершин,

Друзья, выпуская газету,

У ейских хлопочут машин.

Припев.

Вот только рассветной порою

Шумит ястребками зенит…

Наш город крылатых героев,

И тем он давно знаменит.

Мы лётчиков славим величье,

Но ходит упрёк и такой:

Не в небе, а в сердце девичьем,

Они нарушают покой.

Припев.

Мы любим наш маленький город,

Морские его берега.

Для нас он несказанно дорог,

И слава о нём дорога.

Стоит он, красуясь, на взгорье,

Кубанский родной городок,

А рядом Азовское море

Раскинуло синий платок.

Ваши объявления

Реклама

сентябрь 2017

п в с ч п с в
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

Гид по Ейску

Новости за пределами Ейского района